Разделы
Публикации
Популярные
Новые

Звездный час Георгия Куприянова

В центре Москвы, на улице Петровке, высятся красные стены одного из старейших русских монастырей. Основанный в XIV веке, назывался он то Петро-Павловским, то Павловским, то Петровским на Высоком, и в конце концов стал Высоко-Петровским.

Некоторые историки связывают появление монастыря с деятельностью Ивана Калиты, а название — с именем его сподвижника митрополита Петра. Сей митрополит перенес свой престол из стольного Владимира в захудалую деревеньку Москву, тем самым предопределив ее будущность как новой столицы Руси.

Дальнейшая история монастыря связана с именем молодого царя Петра и родственников его матери — бояр Нарышкиных. Их усадьба с юга граничила с монастырем, а впоследствии стала его частью.



В 1684 году над могилой И. и А. Нарышкиных, убитых во время стрелецкого бунта, возводят Боголюбский храм, а Покровский престол переносят в церковь над Святыми воротами. Над церковью воздвигают изящную двухъярусную колокольню с элементами так называемого "нарышкинского барокко". Нарышкины немало воздвигли на Москве храмов с новыми для своего времени стилевыми чертами, достаточно вспомнить церковь Покрова в Филях или храм в Троицком-Лыкове. Отсюда и появилось выражение — "нарышкинское барокко".

Колокольня, и по сей день самое высокое сооружение в монастыре, хорошо просматривается со многих центральных улиц. С этим зданием, а вернее, с маленькой Покровской церковью под колокольней и будет связана судьба художника Куприянова через 300 лет. А пока мы в XVII веке. В 1688 году строят настоятельский корпус и делают из него проход в стене в Покровский храм. Он становится молельней настоятеля монастыря.

В 1690 году в память спасения семьи Петра I в Троице-Сергиевой Лавре во время очередного стрелецкого бунта строится церковь Сергия Радонежского с обширной трапезной палатой. Возводится новая каменная монастырская ограда.Палаты усадьбы Нарышкиных превращаются в братские кельи. Их соединяют с Сергиевской церковью арочной галереей.

В XVIII веке на средства Н.А.Нарышкиной возводится небольшой храм Толгской Богоматери, а чуть позже, в 1753-1755 годах, над воротами южного двора церковь Пахомия.

Надобно отметить, что все позднейшие постройки в монастыре велись с сохранением старой композиции — они служили обрамлением главного и древнейшего сооружения — собора Митрополита Петра. Недавние исследования реставраторов установили, что собор построен в 1514-1517 годах Алевизом Фрязиным (Новым). Это действительно один из ранних образцов столпообразных храмов в русском зодчестве. Он невелик размерами, необычен по архитектуре. Нижний ярус храма в плане представляет собой восьмилепестковый цветок. На нем стоит восьмерик с большими удлиненными окнами, увенчанный граненым шлемовидным покрытием. Своим изяществом и лаконичной красотой собор выделяется среди построек монастыря. Но тем не менее весь архитектурный ансамбль воспринимается как одно целое.

Славная история, строительство и процветание, дворцовые интриги, монашеская жизнь с ее строгим уставом — все это осталось во глубине веков. Монастырь был закрыт в 20-е годы XX века, его строения постепенно заняли разные ведомства, по иронии судьбы, связанные с культурой, и среди них — Росизопропаганда. В Покровской церкви под колокольней устроили гончарную мастерскую, поставили печи для обжига керамики.

Новые владельцы-арендаторы здания не берегли, и постепенно территория монастыря превратилась в место дичайшего запустения. Несколько лет назад, когда началось массовое возвращение храмов верующим, Высоко-Петровский монастырь был передан церкви...

По узкому проходу в стене поднимаемся на галерею над Святыми воротами. С галереи хорошо видна часть Петровки и Трубная площадь. Здесь вход в Покровскую церковь. Ее реставрация практически закончена, завершается внутреннее оформление.

Художник Георгий Васильевич Куприянов крестится и большим ключом открывает двери. Глаза его сияют. Он с полным основанием мог бы сказать: "Это мой храм", но такого говорить нельзя. Все тут внутри сделано его талантом и руками, но привели его сюда, руководили им, давали энергию — высшие силы, в этом он убежден.

Первое впечатление от интерьера — ошеломляющее. И иконостас, и распятие, и паникадило, и отдельные иконы с лампадками — из керамики. И каким-то удивительным образом все это, разное по размерам и масштабу, объединяется в общую гармонию. Если бы такой храм возник в помещении Союза художников, удивления бы не было. А для монастыря — чересчур необычно. Интересно, были ли исторические аналоги таких работ?

— На Руси керамические иконы были, — говорит Куприянов. — Кое-что и в Москве осталось. На Таганке, в районе, где жили гончары, есть церковь, украшенная изразцами, на одном из ее приделов сохранилась керамическая икона XVII века. Икона в любом материале — икона. Мы поклоняемся не керамике, а образу. А керамика — материал вечный...

Сам иконостас Покровского храма деревянный, трехрядный, керамические иконы вмонтированы в него. В первом местном ряду, помимо других традиционных икон, привлекают внимание три образа — храмовая икона Покрова Божьей Матери, Богоматерь Знамение и Богоматерь Державная. Все три — особо чтимые на Руси, имеющие много аналогов.

И вот Куприянов, творчески переработав традицию, не нарушая канона, предложил свою трактовку известных образов. "Канон на самом деле дает большую свободу художнику, — продолжает он. — В русском искусстве вы не найдете двух похожих икон. Есть несколько незыблемых правил, а все остальное — на совести художника. Помните историю возникновения иконы Покрова Богородицы? Враги осадили Константинополь, священники и народ молились в церкви Пресвятой Богородицы, и Божья Матерь распростерла свой покров над городом и тем спасла его. Увидел ее явление Андрей Юродивый. Обычно это и изображали иконописцы. Я решил изобразить не только город и тех, кто в нем, но и осаждавших его. Отсюда внизу иконы всад-ники на конях. Кто эти люди? Чей щит на вратах Цареграда? Я прочитал в одной книге — войска Аскольда и Дира, то есть войска русских князей. Или вот икона на стене — Сергий Радонежский в житии. Есть известные сюжеты — детство, встреча с медведем, а многие композиции придумал я сам, например — "Сергий и птицы". Таких икон нет. Канон все это допускает".

На стенах храма — иконы русских святых — Петра Митрополита, Алексия Митрополита, Иоанна Русского, Матрены. Две маленькие иконки у окна — Владимира и Ольги сделала художница Ольга Грымова. Она — единственная, кто помог Куприянову в оформлении храма. Иконки стоят на спинах льва и орла, образы которые заимствованы из белокаменной резьбы соборов Владимира. Именно эти звери и навели на мысль: вот еще одна традиция, какую развил и по-новому претворил в керамике Георгий Куприянов! Дмитровский собор Владимира снаружи украшен белокаменной резьбой: есть в ней изображения людей, зверей, трав. А Покровский храм внутри, в интерьере, обрел почти скульптурную выразительность, дополненную изысканным, нежным колоритом цветной керамики. Искусствоведам есть тут над чем поразмыслить и поспорить.

Распятие в Покровской церкви сделано на полукруглом выступе стены во всю ее высоту. Наверное, это самое необычное распятие в истории церковных интерьеров. Три древнерусских орнамента обрамляют крест. Распятый на нем Христос поражает своими глазами — в них нет ужаса и страдания, а скорее — печаль, сожаление, удивление.

Особой гордостью Георгия Васильевича является престол и запрестольный образ Христа. Он открывает одну из дверок в алтарь: "Женщинам туда нельзя, смотрите отсюда”. В алтаре, за престолом, украшенным шестикрылыми серафимами, виднеется то ли икона, то ли барельеф — строгий, величественный Христос, уже прошедший свой земной путь и муки.

Внутреннее пространство храма небольшое, квадратное в плане (7x7 м). Когда воздвигли иконостас, стало ясно, что сюда нужно особое паникадило, которое не подавило бы собой внутреннее пространство. Художник думал-думал и придумал: паникадило не объемное, а плоское. Круглое оно было бы не архитектонично, а плоское — не мешает иконостасу и кресту.



В работе над воссозданием интерьера храма Куприянову пригодилось все то, что он накопил в течение жизни. И впечатления военного детства в Твери, и бабушкины иконы в сундуке, и вечерняя художественная школа, и учеба в художественно-промышленном училище имени Калинина, и работа на Конаковском фарфоровом заводе. Очень ценит он книжное знание и образы, почерпнутые из хороших книг. С детства любил русские былины и сказки, а теперь чаше всего читает Библию — "в ней все сказано, это книга книг".

Обращение к Библии помогло ему найти ряд ошибок в своих работах и исправить их. И, конечно же, ему помогала вера. Без веры не стоило и браться за такую грандиозную задачу — ничего бы не вышло. Путь к вере у Куприянова был такой же, как у большинства питомцев Страны Советов, об этом можно было бы написать отдельный рассказ. У истоков его веры стояла бабушка, за неимением священников и храмов сама крестившая его.

Что же касается людской помощи, то здесь на судьбу художника повлияли два человека: известный скульптор Вячеслав Клыков, отобравший для выставки в честь 1000-летия крещения Руси работы никому неизвестного керамиста, и игумен Иоанн, доверивший ему полностью оформление храма.

И если первый пример неудивителен: большие мастера любят открывать новые таланты, то второй вызывает раздумья. Почему человек сугубо церковный и, по нашему представлению, догматический так легко воспринял творческие искания Куприянова, поверил в него и дал ему полную свободу действий? Надо обладать и смелостью, и тонким эстетическим чувством, и определенной широтой взглядов, чтобы пойти на такой эксперимент.

"Игумен Иоанн сам в душе художник, поэтому он понял меня, — говорит Георгий Васильевич. — Это редкий человек с обширным культурным кругозором. Он известен не только своими богословскими трудами, пишет стихи и драмы, автор нескольких фантастических романов. То, что мы с ним встретились, иначе, как чудом, назвать не могу".На следующий день, несмотря на занятость, отец Иоанн любезно принял меня и ответил на вопросы:

— Все произошло промыслительно, сам Господь Бог свел нас. Я увидел работы Куприянова на выставке, они произвели сильное впечатление, и я предложил ему сделать убранство храма. То, что он сделал за эти два года, — подвиг. Он трудился за мизерную плату, с ним случился микроинсульт, плохо стала двигаться рука, но все было подчинено высокой цели. Думаю, что это самый плодотворный период в его творчестве.

Мне кажется, что создание интерьера Покровского храма — событие и в художественной жизни, и в церковном искусстве. Впервые керамика зазвучала с такой духовной насыщенностью.

Церковное искусство последних десяти лет носит подражательный характер. Как работают современные иконописцы? За образец берут определенный век, чаще всего XIV-XV, и копируют. Получаются хорошие копии, но не более. То, что сделал Куприянов, — это самобытное искусство конца XX века. Его произведения традиционны, отвечают критериям церковного искусства, и в то же время они ярко выразили его индивидуальные способности.

— Какова дальнейшая судьба Высоко-Петровского монастыря? Что здесь будет?

— Было три Указа Президента о передаче монастыря церкви, но их никто не выполняет. Учреждения, занимающие помещения монастыря, до сих пор не выехали — некуда. Пока чиновники, как московские, так и российские, "футболят" решение этой проблемы, я поставил задачу — отреставрировать храмы, переданные церкви. Продолжается реставрация собора Митрополита Петра. Возрождение его станет большим событием не только художественного, но и социально-политического плана. К 850-летию Москвы он будет открыт. Для внутренних работ в соборе мы пригласили одного из лучших иконописцев России отца Александра (из Белгородской области).



Заканчиваются работы на колокольне и в Покровском храме. Со стороны улицы Петровки в Святых воротах будет восстановлена часовня Казанской Божьей Матери, откроется магазин книг и церковной утвари. В храме преподобного Сергия уже идут службы, постепенно и он будет благоустроен. Думаю, что в перспективе здесь может быть воссоздан мужской монастырь. Он видится мне особым центром православного образования и обителью ученого монашества.

Подвижнический труд Георгия Куприянова получил общественное признание: за создание интерьера храма Покрова Богородицы Высоко-Петровского монастыря он выдвигался на соискание Государственной премии. Но, пожалуй, выше всяких наград памятная доска, которая будет установлена в храме. Текст ее гласит: "По благословению Святейшего патриарха Московского и всея Руси Алексия И, по замыслу и при участии игумена Иоанна, иконы и убранство храма сего ко дню престольного праздника и 300-летию основания исполнил раб Божий Георгий Куприянов".

© 2004-2017 AVTK.RU. Поддержка сайта: +7 495 7950139 в тональном режиме 271761
Копирование материалов разрешено при условии активной ссылки.
Яндекс.Метрика