Разделы
Публикации
Популярные
Новые

Знаки державного величия

За толстым стеклом музейных витрин, на мягких ложах из бархата или атласа, покоятся они, знаки державного величия нашего Отечества: царские венцы и короны, скипетры и державы, оплечья-бармы и орденские цепи — все то, что на протяжении веков составляло принадлежность царского чина, что позже стало именоваться всякими заемными словами - регалии, инсигнии, клейноды и так далее. Больше всего таких памятников находится в Государственной Оружейной палате Московского Кремля, иные же, более поздние, в коллекции Алмазного фонда.

В их ряду первое место, несомненно, принадлежит знаменитой шапке Монома-ха — древнейшему и наиболее известному из царских венцов, которым венчались на царство московские государи вплоть до Петра I, а до них — великие князья киевские и владимирские. На ум невольно приходит пушкинская строка: «Тяжела ты, шапка Мономаха!» И впрямь тяжким было служение Отечеству ее носителей, властелинов государства, простершегося до берегов Тихого океана. А вообще-то в ней, как сообщает «Опись Московской Оружейной палаты», изданная в 1884 году, весу с «опушкой и подкладкой» два фунта 41 золотник — в метрическом пересчете — 994 грамма.



Происхождение шапки Мономаха теряется в веках. Наиболее вероятно, что она как раз и является тем царским венцом, который прислал Владимиру Мономаху византийский император Алексей Комнин — такое сообщение, опираясь на древние летописи, приводит в своей «Истории Государства Российского» Н.М.Карамзин. В дальнейшем некоторые историки и искусствоведы неоднократно пытались доказать, что шапка Мономаха пришла вовсе не из Византии, что она то ли среднеазиатской, то ли арабской работы и сделана, мол, в XIII, либо даже в начале XIV века, то есть столетие спустя после Владимира Мономаха. И все же тончайшая дивная скань заставляет думать, что трудились над ней константинопольские мастера — столь высокого совершенства в те времена не было у златокузнецов других стран. К тому же, как говорят источники, первоначально вместо собольей опушки на шапке были жемчужные подвески. И это также подтверждает византийское происхождение венца.

Меховая оторочка сделала шапку Мономаха более похожей на те, какие издревле носили русские князья. И по тому же образцу были устроены другие царские венцы, хранимые в Оружейной палате. Их несколько: шапка Казанская, сделанная при Иване Грозном; венец первого царя из дома Романовых Михаила Федоровича (в иных источниках он именуется уже «коруною» — это слово довольно сложным путем пришло в русский язык из латыни, где corona означает буквально «венок» и напоминает об обычае римлян украшать головы триумфаторов венком из листьев лавра); две царские шапки — «алмазная» и «аптабасная» (аптабас — особый род дорогой парчи), устроенные для старшего брата Петра I, болезненного и убогого разумом Ивана Алексеевича. И время начала царствования Петра I оставило о себе память в виде двух царских венцов — «Мономаховой шапки» (копии той, древней) и «Шапки Алмазной», весьма сходной с шапкой Ивана Алексеевича. «Алтабасная» шапка позже почиталась как корона царства Сибирского. Копия Мономаховой — царства Таврического. А венец царя Михаила Федоровича считался астраханской короной. Все эти шапки московского дела. Они блещут целыми россыпями драгоценных камней и жемчуга.

Иной из читателей, возможно, спросит — для чего делались все эти шапки: ведь на царство государи венчались шапкой Мономаха? Ничего удивительного в том нет. Царский венец был важнейшей частью торжественного облачения государей. А облачений таких у каждого из царей обычно бывало несколько. И назывались они по-разному: «Большой наряд» (для наиболее важных выходов), «первый наряд», «второй» и даже «третий». Помимо венцов к облачению прилагались скипетры и державы, осыпанные драгоценными камнями наперсные кресты и особые оплечья-бармы (их еще, впрочем, не со-веем правильно именовали греческим словом «диадима»), на которых золотым ли шитьем или особыми запонами, где сочетались финифть, жемчуг и самоцветы, изображались сюжеты Священного Писания. И все эти знаки царского достоинства воспринимались в совокупности символом истинной, от Бога идущей власти. Такое же значение имели и сами облачения — просторные и украшенные с удивительной щедростью «саккосы», напоминающие одеяния, в которых совершают богослужение иерархи Православной Церкви и в наши дни, а также троны — их тоже сохранилось несколько.



Неузнаваемо изменились знаки монаршего достоинства при Петре I. Сам он, правда, венчался на царство еще по прежнему чину и обряду. Зато его жена, лифляндская прачка Марта Скавронская, в православном крещении получившая имя Екатерина и обозначение Первая, поскольку после смерти Петра она более двух лет занимала престол, короновалась уже другой, на европейский манер сделанной короной — в виде двух неполных полушарий, скрепленных снизу обручем и разделенных поверху неширокой дугой, увенчанной знаком Креста (с исподу в таких коронах обычно бывает шелковая или бархатная шапочка, исполняющая и роль подкладки).

От короны Екатерины I сохранился лишь серебряный вызолоченный каркас. Все же украшения с нее были перенесены на корону императрицы Анны Иоанновны, короновавшейся в 1730 году. Эта корона также хранится в Оружейной палате. Она тоже сделана из серебра и густо вызолочена. Полушария выполнены в виде мелкой решетки, на перекрещениях которой сверкают бриллианты. Алмазы преобладают и на других деталях короны — всего их насчитывается, как сообщает «Опись» конца прошлого века, 2298 штук. Других камней сравнительно немного: есть яхонты, лалы, горный хрусталь. Особенно же примечателен укрепленный на вершине средней дуги «лал водокшанский» (шпинель), над которым сверкает алмазный крест. Этот самый лал долго лежал в царской сокровищнице (его по повелению царя Алексея Михайловича купил в Китае и привез в Россию его посол, известный ученый и писатель Н.Г.Спафарий). Короной императрицы Анны венчалась на царство и Елизавета Петровна в 1742 году. А позже эта корона знаменовала Царство Польское, государями которого были русские императоры с 1815 года.

В 1762 году в священных стенах Успенского собора в Московском Кремле произошло новое коронование: этим величественным и торжественным обрядом закрепила свою власть императрица Екатерина II. Едва ли простым тщеславием и суетностью руководствовалась мудрая и властная правительница, заказывая новую, не имевшую равных в мире по цене и изяществу корону, с тех пор и до конца Российской империи ставшую главным символом власти ее монархов. Выполнил ее работавший для петербургского двора прославленный ювелир, женевец Жереми Позье, в России получивший чин бригадира (промежуточный между полковничьим и генеральским), а с ним вместе дворянское достоинство. Сменил он дно и имя: в России его прозвали Жремеем Петровичем.

По своему устройству «Большая Императорская корона», как стали ее потом называть, принадлежит к описанному выше общеевропейскому типу. Но ее отличает тончайший артистизм и проработанность деталей. Спереди и сзади ее полушарий видны две лавровые ветви — символ земной славы, дуга кроны выполнена в виде гирлянды дубовых листьев, знаменующих могущество. Поверху дуги укреплен огромный рубин, над которым сияет алмазный крест. Края полушарий украшены большими и удивительными по своей чистоте жемчужинами (их всего 54 — по 27 с каждой стороны). А вся остальная корона — ажурная, сквозная — сплошь покрыта бриллиантами. Их здесь 4936, общим весом 2858 каратов. Корона подбита пурпуровой бархатной шапочкой. В конце прошлого века материалы, послужившие для создания короны, были оценены невероятной суммой — свыше миллиона рублей. Не будем сравнивать эту сумму с худеющими день ото дня теперешними рублями. Но тогдашний миллион — это 774 кг 234 г чистого золота, иными словами, почти 48 пудов.



Под стать Большой короне и скипетр, целиком золотой, с двумя бриллиантовыми поясами. Его венчает покрытый черной эмалью двуглавый орел, под которым сверкает один из крупнейших в мире бриллиантов весом 189,62 карата. «Орлов» называется этот бриллиант — по имени подарившего его Екатерине ее фаворита Г.Г.Орлова. Начало же его истории, достойной авантюрного романа, восходит к Индии, где, еще не обработанный, этот алмаз служил глазом статуи индийского божества. И «государево яблоко», как говорили прежде на Руси — императорская держава — под стать скипетру и короне. Она тоже золотая. Шар опоясан бриллиантовым поясом и бриллиантовой же дугой. Из тех же камней сделан венчающий державу крест. А под ним укреплен один из крупнейших в мире сапфиров весом в 200 каратов, привезенный с Цейлона. В собрание императорских регалий входит еще «Малая корона», которой венчались императрицы. Она изготовлена в 1803 году по образцу «Большой» и также сплошь покрыта бриллиантами, в числе которых 22 крупных, украшающих ее обруч. Так же, как скипетр и держава, она хранится в Алмазном фонде.

Нет, не просто блеском камней и переливом жемчужин поражают нас знаки державного величия. И не драгоценной мишурой, как пытались нас долго уверить (а еще — чисто «материальной» ценностью), предстают они перед русским человеком. В многоцветных отблесках граней бриллиантов можно — если захотеть! — увидеть сверкание победоносного оружия русских ратей, росчерки торжественных фейерверков над Москвой-рекой и Невой. И ощутить свою сопричастность славе Отечества.

© 2004-2017 AVTK.RU. Поддержка сайта: +7 495 7950139 в тональном режиме 271761
Копирование материалов разрешено при условии активной ссылки.
Яндекс.Метрика