Разделы
Публикации
Популярные
Новые

Золотая кладовая Малого Театра

Грядет знаменательный юбилей: 250-летие одного из самых прославленных профессиональных русских театров. Сегодня мы расскажем об удивительном месте - мастерской женского костюма Малого. Эта мастерская - творческая лаборатория, в которой воплощаются художественные идеи, рождаются образы красивых театральных костюмов. В экскурсию по театральным лабиринтам Малого отправимся с удивительной женщиной, Еленой Евстратовой.

Елена Евстратова возглавляет женский пошивочный цех, ведет авторский курс по крою и технологии костюма, является продолжателем славной театральной семейной традиции. Судьба распорядилась так, что три поколения женщин в ее семье: две знаменитые актрисы - бабушка и мама Елены, затем - она сама, связали творческую жизнь с Малым театром. Разговор начался с родословной.



- Моя бабушка - русская театральная актриса Елена Николаевна Гоголева, - рассказывает Евстратова. - Родилась в семье потомственных дворян, окончила Институт благородных девиц. После революции изменилась ее жизнь, но успешно сложилась театральная карьера. В 18 лет она была принята в труппу Малого. Мама закончила Щепкинское училище, около сорока лет работала в Малом театре. Папа был звукорежиссером, имел непосредственное отношение к культуре и искусству. Все очень любили классическую музыку. Были преданы театру.

В этой семье я и родилась.

- С чего начался Ваш Малый театр?

- Фраза «дети, будьте осторожны в выборе родителей», вероятно, обо мне. Я была очень внимательной, поэтому абсолютно счастливый человек. Так сложилась судьба, что уже почти 27 лет работаю в театре, люблю его. Видимо, сказалось, что я появилась на свет фактически в Малом театре. В ноябре 1957 года на спектакле «Каменное гнездо» на поклонах маму «немножечко прихватило». Замечательная актриса, с которой мама очень дружила, они много играли вместе, Вера Николаевна Пашенная, тогда сильно помогла. Еще немного, и я родилась бы на сцене или в кулисе. Любопытно, что Вера Николаевна одной из первых приехала навестить маму. Она меня купала и при этом крестила. Таким образом, меня первой крестила именно Вера Николаевна Пашенная еще до священника. Может, и это сыграло свою знаковую роль в моей судьбе. Многие наши актрисы, среди которых я росла, до сих пор зовут меня «малышом». Это осталось с тех времен, когда я росла в гримерной: у кого-либо на диване засыпала. Жили близко, в Столешниковом переулке, в доме Гиляровского.

- Считаете ли Вы свою любовь и преданность Малому наследственной?

- Вероятно. Помню с детства, как обожала приходить в театр, любила коридоры, гримерные. До сих пор у меня остался в памяти запах гримерной. Сегодня он иной. Была другая косметика, грим, пудра, и витал необыкновенный аромат духов того времени.

- Когда состоялась Ваша первая значимая встреча с подлинными театральными костюмами?

- Мама со мной, еще маленькой, заходила в гримерную, а костюмы уже висели: исторические, роскошные. Однажды она играла Пегги О'Дауд в спектакле «Ярмарка тщеславия» в синем цилиндре, украшенном страусовыми перьями. Пока мама гримировалась, я крутилась перед зеркалом, примеряя элегантную вещь. Случайно перо переломилось пополам. Замечательный костюмер Марья Ивановна Данилина все исправила. Спектакль прошел, но дома меня ждала порка. Мама приговаривала, что к этим вещам надо относиться уважительно. Второй случай был в филиале Малого. Мама играла небольшую роль в спектакле Скриба «Стакан воды». Ее платье украшали интересные кисточки. Я решила их изучить, после чего одна кисточка отлетела. Меня пороли второй раз. Больше я не портила ничего. Потом поняла, что меня привлекало в театре не профессия актрисы, а именно костюмы. Тетради по физике, химии в конце были изрисованы веерами, платьями, коронами. Все было заложено уже тогда.

Но, как любая девочка, мечтала о сцене, что-то разыгрывала, пытаясь упасть в обморок перед трельяжем.

- Существовало внутреннее ощущение того, что работать над костюмами - Ваше призвание?

- Не знала наверняка, но всегда любила шить. У моей куклы было столько вещей, сколько не было ни у одной моей подружки. Кукла все время спала, я все время шила. В доме не было ни одного целого куска, лоскутка. У мамы были разрознены все пуговицы. Никогда не забуду, как моя крестная - замечательный человек (сейчас ее уже нет в живых), Валентина Георгиевна Капари, которая много лет была художником-декоратором Большого театра и подругой мамы с детства, подарила мне мягкую игрушку - Кота в сапогах, а потом - прекрасное издание «Трех мушкетеров». После чего я распорола кота, по картинке сделала из него мушкетера. Фактически это была моя первая работа по эскизу - попытка реконструкции костюмного образа. Мама и бабушка были против того, чтобы я стала актрисой. Быть может, они увидели во мне что-то другое, не желая дороги, по которой прошли сами. Обе были актрисами, многое пережили. Не хотели для меня этой судьбы.



Цель нашего цеха - максимально помочь актрисам в решении задачи, данной режиссером: раскрыть характер. Художник дает эскиз, ставит задачу со своей точки зрения. Бывают несогласия актрисы и художника; ищем компромиссное решение, которое будет приятно художнику, удобно актрисе, потому что она выходит на зрителя каждый вечер, неся работу в зрительный зал. Не знаю, кем и зачем придумана фраза «капризная актриса». Капризных актрис не бывает. Актриса может попросить о помощи. Но если просьбу воспринимать как каприз, тогда этому человеку в театре делать нечего. Надо или менять профессию, или идти в ателье.

- У кого Вы учились основам профессии?

- Я всегда благодарна изумительному человеку и необыкновенному специалисту Лидии Николаевне Варламовой. Именно она учила меня секретам кроя и правильному отношению к своей работе.

- Что Вы можете сказать по поводу образности театральных костюмов?

- Многое зависит от видения художника. Изначально дается задача, но многое зависит от того, как ее будет решать художник и режиссер. Вспомним актрис прошлого: сохранились фотографии и костюмы Сары Бернар, Элеоноры Дузе, Веры Комиссаржевской. Пристальное внимание уделено костюмам в пьесе Островского '«Без вины виноватые». Две женщины - Кручинина и Коринкина -обе актрисы, люди не бедные. Но что там, внутри образа, дает Островский Кручининой и Коринкиной? Модные костюмы будут различны. Следовательно, важная роль в образе принадлежит костюму.

- Известно, что не всегда все в работе бывает гладко. Когда случаются какие-то накладки, справляетесь с ними в одиночку или сообща?

- Если необходимо, цех в полном составе выходит на работу. Кто-то делает юбку, кто-то рукава. Считаю, что наше единение - это очень важно. Я работаю с прекрасными мастерами, и у нас очень дружный коллектив. У каждого мастера высокое чувство ответственности. К нам приходят приглашенные художники или из нашего театра, но всегда со своим видением, потому что каждый индивидуален. Прекрасно работает Лариса Ломакина. Вместе сделано много спектаклей. Радуемся, когда к нам приходит Оксана Ярмольник, ведь у нее совсем другое решение. Всегда работаем на одном дыхании. Наш художник Александр Кириллович Глазунов - это еще одно авторское прочтение. Далее костюмы вместе с художником утверждает режиссер-постановщик.

- Все-таки в чем именно специализация женского костюмного цеха? Почему Ваш цех так примечателен?

- Не знаю, примечателен он или нет, но все-таки надо учитывать, что мы создаем костюмы для женщин. Конечно, хочется их одеть достойно. Считаю, что самые лучшие актрисы работают в Малом театре. И самые лучшие мастера по женскому костюму трудятся у нас. В этом видится залог успеха. Я искренне благодарна труду Т.Н.Дудовой, Н.В.Карасевой, И.В.Кильдишовой, Е.В.Шелковой, С.В.Бушкаревой, С.А.Несмачной, Э.Р.Акимовой, И.В.Ос-ташевой, В.Н.Антоновой.

- Исследователи театрального костюма много лестных слов в свое время высказывали по поводу музея при театре. А что происходит с ним сегодня?

- Музей Малого театра хочется отметить особо. У нас очень богатая коллекция. Здесь хранятся эскизы к постановкам с почтенной историей. Раньше часть экспозиции была доступна. Сейчас музей закрыт; к сожалению, это зависит от недостаточного финансирования.

- Расскажите о судьбе тех костюмов, которые уже «отыграли» свои роли на сцене.



- У этих костюмов очень интересная судьба. Знаете, как с людьми: был человек и вдруг стал не нужен. Если человек одинокий, он попадает в богадельню. У нас тоже есть богадельня. Это наш запасной гардероб - мир костюмов, которые отжили свою жизнь на сцене, но иногда они используются. Допустим, что-то произошло, и надо срочно заменить костюм актера. Обращаются в запасной гардероб. Это не значит, что данный костюм останется в ходу. Вообще нет костюмов, которые повторяются один в один. У них разные сюжеты, цветовые, фактурные, образные решения. Иногда что-то в старых костюмах помогает с точки зрения цвета, фактуры. Костюм работает как материал для создания чего-то нового. Запасной гардероб - это палочка-выручалочка в театре. Всегда волнительно туда войти. Ощущение, что встречаешься с прошлым, вспоминаешь спектакли, актрис, атмосферу прошлого.

Необходимо отметить еще один момент. Зрители пришли посмотреть спектакль. Все замечательно, и кажется, легко. И совсем другой момент: а что за кулисами? Что предшествовало выпуску спектакля с точки зрения работы? Сколько вложено энергии и нервов? Но есть улыбки, радость. Вот почему это одновременно сложная, но необыкновенная профессия.

© 2004-2017 AVTK.RU. Поддержка сайта: +7 495 7950139 в тональном режиме 271761
Копирование материалов разрешено при условии активной ссылки.
Яндекс.Метрика