Разделы
Публикации
Популярные
Новые

Русские дома

Из века в век русские одинаково — или очень похоже — строили дома, изготовляли орудия и домашнюю утварь, стремясь по возможности украсить любой бытовой предмет. При этом вещи, принадлежавшие людям разных сословий, разного достатка, различались лишь материалом (дерево, металл, драгоценный металл) и большей или меньшей дороговизной отделки (иметь ковш, покрытый эмалью, мог позволить себе только очень богатый человек). А вот форма предметов, самый принцип организации жилого, домашнего пространства, интерьер дома сословных отличий не имели: художественный вкус, представления о прекрасном были общими и для царя, и для посадского жителя или бедного слобожанина.

Пятьсот лет назад была выстроена в Московском Кремле царская Грановитая палата. Белый фасад ее облицован граненым камнем — отсюда идет название. Через Красное крыльцо и Святые сени сюда входили приглашенные на прием к русскому царю послы, приближенные, бояре. Крыльцо и сени, отделявшие жилое помещение от улицы, были — да и до сих пор есть — в каждой русской избе.



Главное помещение Грановитой палаты — квадратный зал с опорным столбом. Именно так палаты и терема строились на Руси издавна: высокие своды опирались в центре на четырехгранный столб. В боярских домах вокруг столба на поставцах (полках) в форме лестницы расставлялись столовые приборы.

Вход в Грановитую палату украшает белокаменная резьба, покрытая тончайшим слоем золота. Стены и своды красочно расписаны. Здесь — излюбленные русскими цветы и диковинный причудливый орнамент, рядом — сцены из жизни святых и русских царей. На одной из стен в ряд расположены несколько многофигурных композиций из жизни знаменитых светских людей. Конечно, такие росписи мог позволить себе далеко не каждый. Однако любовь к живописи, особенно на сюжеты Библии и житий, на исторические сюжеты (тогда любое крупное событие воспринималось как продолжение сказанного в Писании, поэтому понимание "исторического" было в корне другим, чем у нас), любовь к целым рассказам "в картинках" была на Руси всеобщей. Известны старинные книги, сплошь состоящие — при минимуме словесных пояснений и даже без них — из таких картин.

Была и еще одна причина того, что русичи стремились украсить свое жилье. Так же как сердце — жилище Бога в любом человеке, так и любой дом — образ Божьего мира в будничном, земном. Все, что создавалось в доме, делалось в соответствии с представлением об облике "вертограда", райского сада, где обитали ангелы. Красота на земле выражала тягу человека к обретению красы райской.

К украшению дворцов, храмов, домов стремились все. Любовь к "узорочью" — одна из основных черт русской культуры. Особенно любили украшать посуду, поскольку она, по словам замечательного историка И.Е.Забелина, "составляла после икон едва ли не первую статью комнатного убранства, заменяя для того времени произведения изящных искусств". Деревянные ковши, по форме напоминающие птицу — легкий, плавный изгиб ручки, словно птичьей шеи, дно и стенки, подобные птичьему туловищу — сплошь покрыты резьбой. Золотые ковши из коллекции Оружейной палаты Московского

Кремля выкованы златокузнецами по образцу деревянных, украшены то вязью надписей, то самоцветами, жемчугом, эмалью, то накладным литьем: травами, фигурами зверей и крылатых змеев.

Прикладное искусство навсегда сохранило образы и поэзию славянской мифологии. При этом языческое упоение красотой мира тесно сплеталось с христианскими представлениями о рае — вместилище и средоточии "красы небесной". Непосредственное восприятие прекрасного как бы приближало идеал к человеку, способствовало личностному, глубокому переживанию божественного.

Более 400 лет назад по велению царя Ивана Грозного для его жены, царицы Марии Темрюковны, было выковано блюдо из цельного куска золота. Оно покрыто расходящимися из центра полосами, узкими у основания и расширяющимися к краям. Напоминают они волны, друг за другом набегающие на песок. Словно на мгновение остановлено мерное движение волн — остановлено, чтобы быть увековеченным. А еще похож этот узор на вращающийся солнечный диск — символ древнего славянского бога Ярилы.

Серебряный кованый потир — высокая чаша, в церкви применявшаяся для причастия, — князя Юрия Долгорукого, основателя Москвы, был сделан в XII веке. По венцу (ободу чаши) расположены резные поясные изображения святых. Каждое изображение заключено в двойной круг — это и завершает композицию оформления потира, и одновременно говорит о нимбе, ореоле святости, окружающем праведников. Этот прекрасный памятник древнерусского ювелирного искусства был подарен владельцем Спасо-Преображенскому собору в Переславле-Залесском. Для нас сегодня может показаться удивительным, что один и тот же предмет годился и для быта, пусть даже княжеского, и для использования в церкви при отправлении таинств. Однако это еще одна неотъемлемая черта русской культуры древности: как не было на Руси разных "культур" для богатых и бедных, так не существовало и самостоятельно "церковной" и строго "светской". И священнику, и крестьянину был понятен язык древнерусского искусства — не только понятен, но близок и любим. Лишь в Петровскую эпоху произошло разделение культуры по сословному принципу (знать не имела права носить бороды, а "черный" люд — имел) и по линии "светский — религиозный". А потом появилась еще и третья "разновидность" — народная культура, в которой продолжали царить своеобразно осмысленные наивным христианским сознанием фольклорные мотивы...



Очень популярной на Руси была вышивка. Искусство вышивания было известно издавна, а расцвета достигло в первые века христианства. Вышивка украшала не только предметы обихода — полотенца, скатерти, покрывала, но и внутреннее убранство церквей, одежды священников, боярское, княжеское и царское платье. Большого искусства требовало вышивание жемчугом: сначала жемчужины сортировали на черном бархате (на этом фоне их форма, достоинства и дефекты были особенно хорошо заметны). Потом их полировали вручную, прокалывали тончайшей раскаленной иглой и нашивали на изделия.

Русские представляли себе общемировое движение плавным, ровным, размеренным. Поэтому огромное значение придавалось ритмичному устроению жизни. Из доисторической дали идет так поражавшая путешественников-иностранцев в более поздние времена размеренность жизни русского человека, незыблемость ее уклада. В лад со всем мировым движением двигались русские люди — женщины и мужчины в длинных, до полу, одеждах, диктовавших особую пластику.

Особенно хорошо виден облик наших далеких предков на картинах русских живописцев XIX — XX столетий: художники тщательно изучали быт Древней Руси и воспроизводили на своих полотнах внешний вид исторических персонажей по существующим описаниям (это — один из видов реконструкции). К сожалению, Оружейная палата не располагает костюмами древних русичей. Но зато в музее есть огромная коллекция женских украшений, и пользуясь описаниями из художественной литературы, нетрудно домыслить, как выглядела знатная женщина — боярыня или княгиня. Самой распространенной верхней женской одеждой был летник — свободный по покрою, с широкими длинными рукавами, с отделанным золотой тесьмой, шнурами и бахромой подолом. Спереди шел разрез, застегивавшийся до самой шеи пуговицами и заканчивавшийся плотным шейным ожерельем, обшитым черной тесьмой, украшенным жемчугом и драгоценными камнями. Нижняя одежда, длинная и прямого покроя, шилась из тонких тканей, рукава, как и на летнике широкие, но собранные в мелкие складки, перехватывались алмазными — или жемчужными — запястьями. Длинные драгоценные серьги висели по самые плечи, голову покрывал кокошник — головной убор замужней женщины, — вышитый жемчугом.

Интересная находка была сделана на территории Московского Кремля совсем недавно — захоронение сравнительно молодой знатной женщины, предположительно

— княгини Улиты Боголюбской, жены князя Андрея Боголюбского, казненной мужем за государственную измену в 1147 году. На ней — удивительной красоты очелье (широкая лента вокруг головы, чела), шитое зеленым и золотым, такая же, искусно вышитая, лента обрамляет шею.

Украшения дополняли одеяние, делали его единым художественным целым. К головному убору прикреплялись колты (подвески), украшенные эмалью и сканью. Скань — излюбленная на Руси ювелирная техника. Название ее происходит от древнерусского "скань" — скатывать, свинчивать ниточку. Из одного грамма чистого золота или серебра вытягивали, пропуская через "волочило" (приспособление с отверстиями разного диаметра) тонкую, как волос, ниточку — длина ее доходила до двух километров. Две нити туго скручивались, иногда сплющивались, иногда оставлялись круглыми в сечении. С помощью припоя

— порошка из легкоплавких металлов — к поверхности изделия припаивались драгоценные ниточки, образуя затейливый узор.



Внутри колты были полыми. В них вкладывали тряпицы, пропитанные душистыми маслами. Покачивая головой, красавица распространяла вокруг себя чудесный аромат. Под косами сверкали серьги — рясна. На спине и груди лежали бармы — ожерелья из дутых ажурных бусин и круглых медальонов.

Колты, бармы, а также браслет, перстни, образки — все это входит в найденный в земле Рязанский клад. Находка эта давняя, 1822 года, а закопаны драгоценности были примерно в 1237 году, когда полчища монголо-татар неотвратимо приближались к Старой Рязани. Пролежав почти 600 лет в земле, украшения не утратили своей эстетической ценности.

Да и вообще все, что дошло до нас из древнерусской жизни, поражает своим великолепием. Любой предмет — ковш, украшение, блюдо — будит в нас непосредственное, искреннее чувство красоты. И поэтому знакомство с музейными коллекциями в полном смысле может быть названо "воспитанием чувств".

© 2004-2017 AVTK.RU. Поддержка сайта: +7 495 7950139 в тональном режиме 271761
Копирование материалов разрешено при условии активной ссылки.
Яндекс.Метрика