Разделы
Публикации
Популярные
Новые

Vartian

Когда заходишь в ваш шоу-рум, такое ощущение, что попал в картинную галерею!

Фактически так оно и есть.

Вы уловили самую суть нашей работы: мы превращаем произведения искусства в ковры.

И я с гордостью могу сказать, что здесь нам нет равных: ни один другой производитель не достиг такого уровня качества изделий и такой богатой палитры — мы используем 30-40 цветов, что подлинная революция в этой сфере.

Что представляют собой ковры Vartian?

Эксклюзивные ковры узелковой вязки ручной работы из тибетской шерсти и шелка. Каждая модель коллекции производится строго ограниченной лицензированной серией — не более 29 штук. Вы можете быть в полной уверенности, что не встретите «свой» ковер у соседа. Это действительно штучная работа — на изготовление одного экземпляра уходит три месяца. Хочу подчеркнуть, что мы используем только тибетскую шерсть — лучшую шерсть для производства ковровых изделий, которая только может существовать. У нее многовековая репутация и непревзойденные свойства. Многие производители используют другие виды шерсти, например новозеландскую, но с ней не достичь того уровня качества, к которому пришли мы.



Расскажите о вашей компании. С чего все началось?

В 1922 году мой дед-армянин был вынужден бежать из Турции.

По счастливому стечению обстоятельств он оказался в Австрии и решил заняться коврами.

Он занимался этим в Турции? Вовсе нет! У него не было никакого опыта в этой области, он начал с нуля. Но его решение оказалось абсолютно правильным, и компания вскоре стала крупнейшим продавцом ковров в стране. Однако при втором поколении семьи бизнес стал приходить в упадок. Когда я, получив экономическое образование, вступил в дело, компания была уже на грани закрытия. Нужно было что-то коренным образом менять. Я отправился в путешествие: Иран, Индия, Пакистан... И пришло понимание, в каком направлении надо развиваться. Дело еще в том, что я морально устал от традиционных ковров: я вырос среди них, они всегда были вокруг меня.

И я принял решение кардинально изменить подход к дизайну. Начинали с простых вещей, двигались шаг за шагом. У меня было ясное и четкое представление, чего я хочу, но было очень трудно найти партнера, который мог бы перевести идею, концепт в рабочую схему-раскладку, по которой мастера узелковой вязки смогли бы сделать ковер. Если вы работаете с десятками цветов, как это делаем мы (а в некоторых моделях мы используем до 40 цветов!), то для перевода рисунка на язык ткачей вам будет нужен профессионал высочайшего уровня. В такой схеме прописывается каждый узелок будущего ковра: его материал, его цвет. Можно провести аналогию с пикселем. Не будет идеальной схемы — не будет и ковра. Но мне повезло — я такого человека встретил. И мы работаем бок о бок уже

22 года. Со временем специалистов по разработке схем стало трое, и все они из Индии.

Как происходит процесс рождения шедевра?

Штаб-квартира компании находится в Вене. Здесь мы выбираем художественные полотна, образы, концепты и идеи, которым будет суждено воплотиться в ковер. Потом наши специалисты-дизайнеры разрабатывают для них схемы-раскладки. Эти схемы отправляются в Непал, где у нас сосредоточено производство.

Сколько человек работает в компании?

600 человек. 400 — ткачи, остальные — другие технические специалисты, которые моют, растягивают, окрашивают. Что на самом деле не так уж много, потому что изготовлением одного ковра занимаются три ткача, и у них уходит на это три месяца. Так что пусть эти цифры не вводят вас в заблуждение. По сути, мы очень маленькая компания. И, как я уже говорил, у нас три дизайнера. И нам очень нужны еще! Но специалиста требуемого уровня найти очень и очень сложно, их так мало! К тому же это должен быть человек, которому можно доверять, потому что за нашими цветовыми схемами охотятся конкуренты. Мы должны быть уверены, что готовая цветовая схема не будет продана на сторону.

Как вы решаете, какие именно художественные произведения превратятся в ковры? Как выбираете художников?

Очень правильный вопрос. Сразу скажу, что нам не важны имя, известность, рыночная ценность автора. Мы работаем с произведениями как именитых художников, так и фактически безымянных. Важно другое: когда смотришь на произведение искусства, нужно включить воображение, чтобы понять, насколько оно конвертируемо в ковер, а также понравится ли оно в виде ковра конечному потребителю. Процесс трансформации картины в ковер всегда в некотором роде авантюра, риск. Чем сложнее произведение — тем лучше.

Любое полотно можно трансформировать в ковер?

Любое. Технически мы можем сделать все. Просто нужно предугадать, будет ли оно хорошо продаваться в виде ковра.

И как вы это определяете? Опыт, связь с конечным потребителем. Я много общаюсь с клиентами. Мне нравится приходить к людям в дом, чтобыто два цвета или сорок: тибетская шерсть и 50 процентов шелка. Но чем больше оттенков, тем чаще надо менять узелки — а значит, тем больше потери сырья. Больше отходов — выше цена. На конечную цену также влияет и то, что чем чаще происходит смена цвета, тем медленнее идет процесс, тем больше труда вложено в изделие.

А форма на сложность процесса не влияет?

Нет. Мы можем воспроизвести любую форму, размер, комбинацию цветов. Мы это умеем.

Ваши ткачи применяют какие-то особые технологии? Нет, они используют так называемое традиционное тибетское плетение. Проблемой было адаптировать его к нашим сложнейшим цветовым решениям, потому что традиционные непальские технологии предполагали только очень простые узоры: полоски, прямоугольники и т.п. Нам пришлось много думать и изобретать. И сегодня мы единственная компания на мировом рынке, которая производит ковры ручной узелковой вязки Hi-End-уровня. Все конку- ренты работают по гораздо более простым технологиям. Мы — единственные в своем роде. Расскажите про темы ваших дизайн-коллекций.

У нас две линии: Masterpiece и Heritage. Видите вот этот ковер? Он из новой коллекции Sound of Music. Это линия Heritage, модели для которой разрабатывает наше собственное дизайн-бюро. В нее также входят коллекции Remixed Orientals — постмодернистское переосмысление восточных орнаментов, Fancy Ornaments — интерпретация мотивов различных культур, Life on Earth — отражение объектов повседневной жизни, Floor Art — вдохновляющая игра цветовых переходов, Silk Classics — ковры из чистого шелка по мотивам знаменитых турецких ушакских ковров. Линия Masterpiece — воспроизведение по лицензии работ художников, она включает коллекции Painters Paradise и Urban Culture. Наши основные авторы — Андреас Райманн (Andreas Reimann), Чхвечон Льюнг (Choichun Leung), Свен Пфроммер (Sven Pfrommer). Но, как я уже упоминал, мы работаем не только со знаменитостями, это могут быть и безымянные уличные художники. Наша философия: мы создаем узелковые произведения искусства для пятой стены — для пола.

Ваши ковры предназначены только для полов?

Изначально да, для полов.

Но с тех пор, как мы достигли нынешнего сложнейшего уровня исполнения, наши клиенты захотели также вешать их на стены. Знаете, это очень удобно, когда у вас есть большая пустая стена, с которой нужно что-то сделать, как-то ее оформить. Но, повторюсь, каждый ковер по умолчанию делается для использования на полу, то есть уровень качества исполнения позволяет ходить по нему ногами.

В каких странах продаются ваши ковры?

Мы сейчас очень широко представлены в Азии. Наш азиатский агент работает на рынке меньше года, а мы уже присутствуем от Таиланда до Китая! У нас отличные торговые представители в США, с отдельным агентом и

по Нью-Йорку — он занимается исключительно архитекторами.

В прошлом октябре мы открыли свой первый франчайзинговый магазин в Мюнхене, и у него очень хорошо идут дела. И вот сейчас мы — при поддержке H.O.M.E.&Style — выходим на очень важные для нас рынки России, Украины и других постсоветских стран.

Вкусы в отношении ковров отличаются от страны к стране? По большому счету нет. Какие-то географические различия присутствуют, но у нас очень разнообразный ассортимент, и наши 80 моделей способны удовлетворить любые эстетические запросы.



А вы могли бы привести примеры таких различий?

Одни предпочитают насыщенные цветовые решения, особенно это верно в отношении азиатских стран. Другие, к примеру Германия, Австрия, Швейцария, выбирают более мягкие тона. Они предпочитают интерьерные решения «тон в тон» — не хотят рисковать, так как боятся, что в ином случае их интерьер быстро утратит актуальность. Хотя на самом деле все обстоит совсем наоборот: однотонный или двух-, трехцветный ковер устареет уже через несколько лет, а произведение искусства не выйдет из моды никогда.

Ваши ковры воплощают тренды или они выше этого?

Я бы сказал, что они предвосхищают тренды. Знали бы вы, как интересно наблюдать за людьми, которые впервые увидели наши ковры! Мы умеем производить впечатление. Ты наглядно видишь, как к человеку приходит понимание, что перед ним уже не просто ковер, а произведение искусства.

Применимо ли к коврам понятие «мода»?

Не совсем. Те или иные типы ковров входят в моду в том случае, если какие-то авторитетные мебельные бренды начинают продвигать определенную стилистику. Так, однотонные ковры стали трендом, потому что были задействованы в рекламных снимках компании Minotti. Или приведу еще один пример. Поскольку в действительности мало кто умеет по-настоящему делать ковры, то компании стали практиковать ковровый «ресайклинг»: ковры из старых запасов нарезаются, выбеливаются, сшиваются и продаются как модный пэчворк. Подобные изделия не стоят и сотни евро за метр, но они стали трендом — искусственно созданным трендом, так как это был новый для рынка продукт, и его стали задействовать в рекламных снимках. Так что в нашей сфере мода — то, что активно промоу-тируется в данный момент.

С какими мебельными брендами вы ассоциируете свою продукцию?

Судя по откликам наших торговых агентов, продукцию Vartian чаще всего соединяют с мебелью Flexform и Minotti.

«Роскошный ковер» — как бы вы определили данное понятие?

В первую очередь это должны быть самые лучшие, дорогие материалы. Если вы можете себе позволить положить на пол эксклюзивную тибетскую шерсть — вот оно! Также по изделию должно быть видно, что в него вложены мастерство и знания высочайшего уровня, какой только возможен на сегодняшний день. И еще в него должен быть вложен большой человеческий труд — я бы провел аналогию с эксклюзивными часами ручной сборки из сотен мельчайших деталей. Роскошь — это материалы, знания, труд.

А что такое «современный ковер»?

Любой, который не выглядит как традиционный. (Смеется.)

Вам так надоели традиционные ковры?

Да нет, они, конечно же, по-своему прекрасны. Но эта отрасль совсем не развивается, застыла в развитии. Они уже слишком долго на рынке. Сотни лет — одни и те же изделия, дизайны, цвета. Ни один другой бизнес не развивался так медленно, как ковровый!

Говорят, что люди делятся на тех, кто любит ковры, и тех, кто их ненавидит...

Хорошо сказано! Да, это так.

Но, знаете, те, кто ковры ненавидят, наши ковры начинают любить. Потому что они не похожи на то, что все привыкли называть коврами. Вот для таких людей мы и работаем.

А также для тех, кто хочет что-то изменить в своем доме, иметь интерьер XXI века. И для тех, кто пришел купить в дом произведение искусства.

А какой ковер у Вас дома?

Power Flower — один из лучших наших ковров, на мой взгляд. Вы принимаете индивидуальные заказы?

Мы можем это сделать. Но клиенту придется быть очень и очень терпеливым, это более чем длительный процесс.



И сколько придется ждать? Примерно год. И ковер, конечно же, будет стоить гораздо дороже. На этот единственный экземпляр придутся все расходы, которые обычно распределяются на все 29 экземпляров серии: разработка схемы, особые красители, покупка лицензии... Что как минимум удвоит цену. Но повторюсь: да, мы в состоянии это сделать. Еще, конечно, многое зависит от «исходника». Если дизайн строится на 3-4 цветах, то процесс значительно упростится, но за такой заказ мы не возьмемся — у нас высочайшая планка качества и техники исполнения, и мы ее не опустим. Это наши базовые ценности.

На последней Кельнской выставке один из ваших ков-ров получил награду Interior Innovation Award?

Да, ковер 1001 Nights — Iceblue.

И это наша вторая почетная награда. Первую мы получили в 2011 году на выставке Domotex в Ганновере за Broken Glass. Очень приятно, когда твою продукцию официально именуют Best of the Best — «Лучшая из лучших».

Вы выходите на российский рынок...

У нас много русских клиентов. На Кельнской выставке на наш стенд постоянно заходят по-купатели из России, Украины и сопредельных стран. И я хочу сказать, что они чудесные люди! У них отличный вкус и «глаз», и они умеют получать от покупки удовольствие. Для русских процесс покупки — не стресс. Если они приняли решение купить, то делают это с радостью. Вы готовы к этому выходу?

Готовы, конечно. (Улыбается.) Однако, как бы это странно ни звучало, но мы объективно не сможем позволить себе принять слишком много заказов. Наши ткачи работают группами по три человека, каждая такая группа имеет в работе 7 дизайнов, на изготовление одного ковра уходит 3 месяца. Это объективная реальность, и ее не изменить. Наших ковров не может быть много. Сейчас наш производственный максимум составляет 60 изделий в месяц. Конечно, при увеличении спроса мы обучим новых мастеров, но это увеличит выработку самое большее на 10-20 изделий в месяц. Но не более того, иначе может пострадать наше знаменитое качество, наша главная фирменная ценность. Ковры Vartian никогда не будут выпускаться тысячами — мы производим эксклюзив.

© 2004-2017 AVTK.RU. Поддержка сайта: +7 495 7950139 в тональном режиме 271761
Копирование материалов разрешено при условии активной ссылки.
Яндекс.Метрика