Разделы
Публикации
Популярные
Новые

Два портрета знатной дамы

В зале галереи, где представлены работы замечательного русского живописца Карла Брюллова, многие зрители задерживаются у огромного парадного портрета светской дамы с маленькой дочерью. Правда, ее имя мало что объяснит посетителю галереи. Портрет М.А.Бек написан художником в 1840 году. Таких эффектных, заказных полотен немало среди работ мастера.

На картине в полный рост изображена молодая красавица с тонкими правильными чертами, прекрасные темные волосы уложены в локоны по моде того времени. Одетая в роскошное бархатное платье, она позирует, держа на руках нарядно одетую малышку. Ее окружает почти дворцовая роскошь интерьера: узорчатый ковер, резная мебель, камин, ваза с пышным букетом, картина в тяжелой раме на стене.



Полюбовавшись на живописное мастерство знаменитого художника, посетители проходят дальше, и только самые внимательные из них могут заметить, что на небольшом портрете в одном из следующих залов изображена та же модель. В белом платье и накинутой на плечи клетчатой шали, с соломенной шляпкой в руке, она чуть кокетливо глядит с полотна. Картина принадлежит кисти ученика Брюллова, Пимена Орлова. Кто же она, эта М.А.Бек, написанная почти в одно и то же время прославленным живописцем и его менее известным последователем?

Мария Аркадьевна Бек (1819-1889), урожденная Столыпина, во втором браке княгиня Вяземская, была известной петербургской красавицей эпохи Пушкина и Лермонтова. Кстати, последнему она приходилась близкой родственницей. И не только ему. Благодаря семейным и брачным узам Мария Аркадьевна была связана с многими замечательными людьми своего времени.

Ее дед по линии матери, Николай Семенович Мордвинов, адмирал, вице-президент Адмиралтейств-коллегии, был членом Государственного Совета, кавалером ордена Св. Андрея Первозванного. Современники отзывались о нем как о видном государственном деятеле и человеке высоких нравственных правил. Будучи по своему служебному положению членом Верховного уголовного суда над декабристами, он единственный отказался подписать им смертный приговор.

Примечательно, что Н.С.Мордвинов был близким другом Андрея Ивановича Вяземского, с внуком которого впоследствии связала свою судьбу Мария Аркадьевна. Дочь Николая Семеновича, Вера Николаевна, в 1813 году вышла замуж за Аркадия Алексеевича Столыпина, сенатора, близкого друга Сперанского. Его сестра, Елизавета Алексеевна, в замужестве Арсеньева, была бабушкой Михаила Юрьевича Лермонтова, который поэтому приходился двоюродным племянником детям Столыпиных. Особенно дружил он с их сыновьями. Один из них, Алексей, упоминается в одном из произведений поэта под прозвищем Монго. Несомненно, близко знала Лермонтова и Мария Аркадьевна.



На портретах, принадлежащих Третьяковской галерее, ей около двадцати лет. Тремя годами ранее она стала женой Ивана Александровича Бека, имевшего придворный чин камер-юнкера и состоявшего на службе при русской миссии за рубежом. Иван Александрович был не чужд изящным искусствам: писал стихи, обнаруживал способности к живописи и музыке. А.И.Тургенев, с которым он сблизился, будучи в Дрездене, находил в его поэтических творениях "истинный талант и какой-то вкус, тем же талантом угаданный". Немногочисленные его произведения помещались в периодических изданиях. Эти достижения на литературном поприще совпали со светскими успехами его красавицы-жены. Альманах "Утренняя заря", где было напечатано одно из стихотворений А.Н.Бека, был украшен наряду с другими гравюрами, портретом Марии Аркадьевны по рисунку В.Гау.

Тогда же с нее и были написаны портреты, сначала учеником Брюллова, а затем им самим. Причем это был случай, когда ученик превзошел учителя не только искренностью и обаянием, которыми он наделил свою модель, но и качествами самой живописи. Хотя в портрете П.Орлова явно видно желание угодить великосветской заказчице, художник сумел сохранить непосредственность и естественность модели. Подчеркивая изящество и красоту своей героини, он не превратил ее в бездушный манекен. Эффектная салонность портрета не лишает его живописной мягкости и богатства. Отмечалось, что работы Орлова "отличались верным подражанием натуре, начиная с лица... до самомалейшей безделицы”, а также большим вкусом и оконченностью. Художника приглашали работать в лучшие петербургские дома, заказчики всегда оставались довольны им, "верным своему слову, условиям и совестливым отношением к своим трудам". Недаром в Италии, куда он уехал пенсионером в 1841 году, его называли "живописцем граций", который верность действительности умел сочетать с изящной и красивой живописью.

Портрет, написанный Брюлловым годом позже, принципиально иной по характеру. Прославленный живописец явно не считал этот заказ честью для себя. Портрет выполнен со всем блеском мастерства, но парадная официальная интонация не оставила места естественности и даже приязни художника к модели. Брюллов сердито именовал ее "Бекшей" и работал над картиной, по-видимому, без всякого вдохновения. Сама живопись, при всей виртуозности, кажется несколько поблекшей и вымученной. Свое равнодушие к героине портрета Брюллов возместил чрезвычайной тщательностью в исполнении деталей туалета и интерьера. Подчеркивая красоту светской дамы, он придал ей безжизненный, кукольный характер. Однако несмотря на сухость и официальность, картина была оценена современниками как замечательная работа мастера и упоминалась всегда с хвалебными интонациями.

Спустя два года после создания портрета Мария Аркадьевна овдовела. А в 1848 году она снова вышла замуж за князя Павла Петровича Вяземского, который состоял при русской миссии в Голландии одновременно с И.А.Беком. Венчание состоялось в Константинополе и связало судьбу Марии Аркадьевны с семьей, оставившей столь значительный след в русской словесности. Сын замечательного русского поэта Петра Андреевича Вяземского, Павел Петрович был автором многих исторических и филологических работ, изучал искусство средневековья, коллекционировал предметы старины и художественного творчества.

Сохранилась акварель, где изображено венчание П.П.Вяземского с М.А.Бек. Сообщая о нем в письме к В.А. Жуковскому, отец жениха, Петр Андреевич, писал о своей невестке: "Она... красавица, лицом и душой благонравная, благочестивая, воспитанная в семействе деда своего, графа Мордвинова..."



Вероятно, благодаря своему благонравному воспитанию Мария Аркадьевна могла примириться с неуемной и кипучей натурой супруга, не всегда, правда, соглашаясь с его затеями. Семейство Вяземских довольно много времени проводило в подмосковном имении Остафьево, прославленном посещением знаменитых писателей и поэтов. Украшению его Павел Петрович отдавал много сил и средств. В центральном овальном зале дома он расписал плафон, создав композицию, где были представлены не только родственники, друзья, но и многочисленные амурные увлечения князя. Первоначально существовал портрет и самой Марии Аркадьевны, но он до нас не дошел. Фигура была записана по желанию княгини, которая не пожелала быть помещенной в столь многочисленном женском обществе.

Таковы некоторые черты судьбы знатной дамы, удостоившей своим заказом молодого художника и запечатленной его знаменитым учителем. И пусть она уже не будет знакомой незнакомкой для любознательного посетителя галереи, когда он вновь придет полюбоваться творениями живописцев, подаривших ей столь долгую жизнь на своих картинах.

© 2004-2017 AVTK.RU. Поддержка сайта: +7 495 7950139 в тональном режиме 271761
Копирование материалов разрешено при условии активной ссылки.
Яндекс.Метрика